Выступление Фурсенко А.А. на Всероссийском съезде учителей математики в МГУ




ФУРСЕНКО А.А.

Добрый день, уважаемые коллеги! Дорогие друзья!

Мне сегодня особенно интересно выступать, поскольку в своей прошлой жизни я некоторое отношение к математике имел. Я считаю, что математика меня и воспитала еще со времен учебы в школе. Есть разные точки зрения на математику научно-образовательного сообщества, но меня математика воспитала. Говорят, что математика - это вторая грамотность. И в этом смысле я думаю никакие разговоры о том, что на каком-то этапе при определенной профилизации кому-то математика может не потребоваться, я считаю, что они некорректны и неприемлемы.

Мы живем сегодня в век цифр, причем мы все это достаточно принимаем, у нас цифровое телевидение, у нас цифровые телефоны, мы все прекрасно этим пользуемся. Каждый человек должен понимать, в каком мире мы живем. Понять это без ощущения понимания математики, без определенного уровня математической культуры невозможно. Это как язык, в каких-то вопросах это может быть даже больше, чем язык.

У нас, слава Богу, сохранились математические школы, они сохранились не только в выделенных оазисах, например, механико-математический факультет МГУ или Санкт-Петербургского университета. Они сохранились в очень многих местах. Сегодня назвали несколько замечательных учителей математики, которые выиграли последние конкурсы "Учитель года России". Там нет разделения по естественникам, гуманитариям, по математикам и физикам, просто выбирается лучший учитель. Я думаю, что то, что лучшие учителя по математике, это говорит о том, что математика дает возможность и устраивает человека всесторонне. Я думаю, у нас будут очень интересные встречи, я посмотрел программу Съезда. В ходе обсуждений наверняка будет очень много вопросов, как преподавать математику, что преподавать в математике. Виктор Антонович об этом скажет гораздо лучше меня, думаю, на "Круглых столах" будет разговор. Я высказываю свою личную точку зрения, это не точка зрения Министра образования, это точка зрения просто человека, который к математике какое-то отношение имел.

Я думаю, что очень важно математику в школе изучать, чтобы большее внимание уделять изучению вглубь, изучать понимание ощущения, необходимо чувствовать цифры, чувствовать геометрические размеры. Формальные приемы, технологии математические в разных местах, будь то в мат.анализе, в теории вероятностей, где угодно. Это придет. Если человек ощущает что такое математика как таковая. Поэтому я считаю, что очень важно, чтобы мы исходили в наших обучениях классических вещей, из тех учебников, по которым учились еще мы. Все-таки в базовой математике не очень много изменилось. Изменилось в ее развитии, хотя вовсе не факт, если мы начинаем все больше и больше захватывать в школе тем из высшей математики, то мы тем самым сужаем, для ребят, которые хотят пойти этим путем, горизонт. Опять же, на мой взгляд.

Если мы даем очень хорошую базу, то возможно самое неожиданное решение. Мы знаем случаи, когда выдающиеся физики изобретали математические методы, которые уже были до них изобретены, другими математиками. Но они решали уникальные задачи достаточно понятными простыми способами, в том числе еще и потому, что у них была хорошая база. И я думаю, что задача преподавателя, задача учительства в школе эту базу для ребят создать.
Тут собралась замечательная кампания. Вы знаете, сейчас уже создаются ассоциации учителей по разным направлениям. Я знаю, по математике пока такая ассоциация еще не создана. Было бы здорово, мне кажется, если бы результатом этого Съезда было создание такого сообщества. Как оно будет называться, это неважно. Если бы это сообщество было бы как-то институализировано, закреплено, наверное это было бы здорово. И это сообщество могло бы еще больше влияния оказывать на анализ учебников и учебных пособий и на пути развития школьной и не только школьной математики.

Мне кажется, что мы неплохо сотрудничаем с математическим сообществом, мы принципиально изменили подходы к проверке знаний к тому, как сейчас формулируется единый государственный экзамен.

Я благодарен нашим ведущим математикам в Академии Наук, в Университете, в том числе в МГУ, за то, что они по-новому сумели подойти к тому, как проверять знания. Мне кажется, что сейчас это организовано неплохо и идеи заложены хорошие.

Я хочу сказать, что главное, это не подготовленность к экзаменам, а сама база, которая может быть и должна быть создана.

Я хочу поблагодарить Виктора Антоновича, который являлся, является и будет являться главным энтузиастом этого сбора. Я хочу поблагодарить всех присутствующих, потому что я понимаю, что все люди очень занятые, есть чем заняться. Тем не менее, как раньше говорили: хорошая явка. Явка у нас хорошая на этот съезд. И, я думаю, много интересного обсудим и, я думаю, достаточно много интересного решим.

И последнее, что я хотел сказать. Может это отличительная черта математики и великих математиков – они всегда очень большое внимание уделяли обучению, обучению в школе, подготовке в школе. Причем, это и сейчас происходит. Станислав Константинович здесь, он молодой человек, не относительно, а просто молодой. Я думаю, что здорово, что он присутствует. И насколько я представляю себе, и он и его коллеги они заинтересованы в том, чтобы математика, даже самая продвинутая присутствовала в школе, она шла в школе и чтобы та грань между школьной математикой, университетской, академической, чтобы этих граней не было, чтобы была единая великая математика, которая в огромной степени ассоциируется в том числе и с Россией, потому что Россия отличалась, отличается и, дай Бог, будет отличаться тем, что действительно математика здесь замечательная.

Я приветствую и поздравляю вас с тем, что мы все собрались и, думаю, что у нас будет очень интересная работа.

Спасибо.

Ответы на вопросы из зала

Коллеги, мне поступили две записки. В одной достаточно аргументировано излагается, что «и в аттестате, и на экзаменах, во всем необходимо сохранить единый курс математики, разбив на определенные блоки – геометрию, тригонометрию, стереометрию, алгебру, но ни в коем случае не разбивать на кусочки».

В другом письме столь же аргументированно написано, что может быть, учитывая то, что у нас сегодня экзамен единый, но есть школьный курс отдельный, стоит все–таки в аттестате сохранить отдельные предметы – алгебра, геометрия, стереометрия, с тем, чтобы эти курсы не сбивались в кучу.

Оба письма пришли из зала, оба достаточно аргументированы и, я думаю, если сейчас начать голосовать, зал в некоторой пропорции точно не будет единодушного решения. Почему я об этом говорю? Собственно говоря, для этого и собран съезд. Для того, чтобы этот вопрос был обсужден и какая–то позиция, пусть не единая, но аргументированная позиция в ту и другую сторону пришла. И я уверен, что в том числе и с вашим участием стандарты, которые сегодня есть, их надо как–то развивать. Мы достаточно гибки, я говорю о министерстве, мы готовы идти на определенные изменения при условии, если эти изменения будут обоснованны, если они будут поддержаны образовательным сообществом.

Это одна группа вопросов, поэтому я не буду отвечать на конкретику, а знаю, что еще приедет мой заместитель, который тоже будет обсуждать, уже в конце съезда может быть вернется.

Есть два вопроса, которые носят такой эмоциональный характер. Например, вопрос такой. «Как же соотнести ваши слова с заявлением Суркова о том, что нам надо не слезы лить об утечке мозгов, а наладить их импорт?»

Я не понял, какие мои слова соотносятся со словами Суркова, но я хочу повторить еще раз свою позицию. Я считаю, что, первое, мы должны качество образования улучшать. Конечно, можно ничему не учить и тогда наши ребята никому будут не нужны и тогда никакой утечки не будет.
Но это неправильно. У нас мир открытый, а вот что необходимо, так это думать о том, чтобы были в России привлекательные рабочие места, и создавать условия, при которых движение ученых, специалистов в мире не ограничивалось границами.

Да, мы хотим, чтобы самые сильные, умные и талантливые работали здесь, но при этом мы понимаем, что когда они какое-то время поработают в других странах, возвращаясь сюда для работы, они приносят знания из других стран тоже.

Поэтому я могу сказать, что то же самое имел в виду Владислав Юрьевич Сурков, он не имел в виду, что пусть все, кто угодно, уезжают, он говорил о том, что нужно создавать условия, при которых люди желающие могли бы уехать, но при этом возвращались бы и были заинтересованы вернуться.
И, наконец, тут есть достаточно конкретный вопрос по поводу того, как соотносятся требования сохранении и повышении математического образования к тому, что мы переходим на систему «бакалавр – магистр». Кстати, единственная записка была не подписана. Я, вообще, обычно на неподписанные записки не отвечаю, я считаю, что это некорректно, у нас репрессий, насколько я знаю, никогда никаких не было по отношению к тем, кто пишет мне записки. Думаю, что если человек пишет мне, зная, кому он адресует, что я имею право адресовываться обратно, тоже понимая, кто меня спросил.

Значит, я могу еще очень коротко повторить. Считаю, что система подготовки «бакалавр – магистр», что за 4 года можно подготовить квалифицированного учителя. Более того, когда я учился, четыре года как раз одному предмету в педвузах учили, и как я понял, учитывая то, что эта система работала хорошо, неплохо учили, в общем. Хотя в университете вот учили 5 лет. Но дело же не в этом, дело в том, что на сегодняшний день система образования принципиально изменилась. Это раньше - научили один раз и на этом дело все закончилось. Сегодня система, я тут могу сослаться на слова предыдущего докладчика, ведь нам главное - научить учиться, научить думать. Причем, не только в школе, но и и в вузе тоже. И после этого реально, если человек хочет быть специалистом, он должен учиться всю жизнь. Он закончил курс четыре года, за 4 года сегодня многому можно научиться. Он поработал, он, мне кажется, абсолютно разумно, если возвращается, получает еще какой-то дополнительный курс, возможность, скажем, следующие два года обучения бесплатного, потому что это продолжение первого главного образования. Это длинный разговор, и я думаю, что ему тоже будет посвящено достаточно много обсуждений на круглых столах.

Я просто хотел поблагодарить и сказать, что, вообще, очень здорово, что если после нашей встречи появится много предложений, подписанных или даже не подписанных, «блусвин», так сказать, поэтому я думаю, что участники круглых столов все равно сумеют эти вопросы и предложения обобщить и на основе их дать какие-то предложения и соображения, которые, я повторяю, мы как министерство не будем решать, что хорошо и что плохо, мы как министерство не будем решать, что хорошо и что плохо, мы будем их обобщать и создавать условия, при которых лучшие предложения, поддержанные образовательным научным сообществом, нашли бы дорогу себе в школу.

Спасибо огромное, спасибо большое еще всем выступающим. Я действительно ухожу с сожалением, потому что здесь гораздо интереснее, чем в кабинете, но, к сожалению, там тоже надо быть.

До свиданья.